Р. Давлетшина От фестиваля до парада теноров

В преддверии нового, юбилейного сезона Магнитогорский театр оперы и балета подводит итоги.

Руководству театра, как и его коллективу, не стыдно за свою работу — сезон выдался трудным, интересным и очень насыщенным, несмотря на сложную экономическую ситуацию, выпавшую на последние пару лет, — а может, и благодаря ей, ведь, как известно, именно кризис заставляет взглянуть на культуру и искусство свежим, изголодавшимся по прекрасному взглядом.

По словам директора Магнитогорского театра оперы и балета Ильи Кожевникова (на фото), в сезоне 2009-2010 театр вышел на новую ступень, объединив многое, что было сделано за этот год, под определением «впервые»:

— Центральным событием прошедшего сезона стал четвертый международный фестиваль «Вива опера», который планомерно набирал обороты, расширяя географию… В этом году он прошел наиболее масштабно. Кроме того, творческая составляющая получила свое теоретическое обобщение: впервые в рамках фестиваля состоялся мастер-класс очень именитого бельгийского певца, которого слышали практически все театры Европы, профессора Николаса Христофа для молодых солистов нашего театра и студентов Магнитогорской консерватории. Мы провели также парад четырех теноров — бельгийский певец, итальянец — солист Ла-Скала — и наши солисты Гайнутдинов и Лихобабин. А главное, провели первую межвузовскую конференцию «Театр — образование» с участием вузов города и области, в частности, Юужноуральского государственного университета: полноценный и всесторонний обмен мнениями, как взаимодействовать театру с вузами — чем они могут помочь нам, а мы — им. По итогам выступлений и дискуссий выпущен доклад о проблемах, которые существуют в нашем взаимодействии. В этом же году мы впервые заключили договор с вузами Магнитогорска, в частности, с МГТУ о постоянном сотрудничестве.

— Не могу не вмешаться в ваш монолог: почему именно производственный МГТУ? Ведь, кажется, гораздо более логичным был бы выбор в пользу гуманитарного МаГУ.

— Отнюдь. Ни для кого не секрет, что когда-то именно в МГТУ работала мощнейшая кафедра эстетики, которую создал Геннадий Семенович Гун: собственная студенческая филармония, собственный симфонический оркестр — тогда же был заключен договор с Союзом композиторов Советского Союза, и сюда приезжали многие по сегодняшним меркам великие артисты, а Сергей Юрский, к примеру, до сих пор дружит с семьей Геннадия Гуна. И те времена с огромной ностальгией вспоминают сегодня даже те, кого тогда еще студентами буквально сгоняли на концерты классической музыки, чтобы приобщить к искусству. Те студенты сейчас уже сами преподаватели, работники комбината, известные в городе люди — они после наших концертов подходят к музыкантам и говорят, что теперь благодарны своим былым наставникам за возможность любить классическую музыку. У нового руководства университета во главе с Валерием Колокольцевым появился интерес к возрождению кафедры эстетики — и мы вышли на подписание договора и впервые провели день ректората у нас в театре: на встрече с коллективом театра ректор рассказывал о своем вузе.

— Не совсем поняла: с какой целью?

— У каждого из 360 наших сотрудников есть дети, и ректорат техуниверситета рассматривает их как потенциальных своих студентов, а мы их — как потенциальную целевую аудиторию, поскольку считаем, что техническая интеллигенция, которая сегодня вышла на новые международные рубежи, должна находиться на высоком культурном уровне. Поэтому теперь каждые два месяца МГТУ «покупает» у нас спектакль для своих студентов, которые приходят к нам и слушают классическую музыку.

— Уж простите за язвительность: и что — нет шелухи от семечек и бутылок из-под пива?

— Поверьте, все проходит на весьма достойном уровне. Началось с проведения в наших стенах дня первокурсника в октябре, а в конце года мы даже сочли возможным сделать военную программу, и в ней участвовали сами студенты МГТУ — они читали стихи.

— Понимаю: одно дело — слушать незнакомых дяденек и тетенек, и совсем другое, когда стихи читают твои сокурсники…

— Совершенно верно — совсем другой уровень восприятия, проникновения. С МаГУ успехи чуть менее значительные, но начал действовать подписанный ранее договор, согласно которому студенты этого университета посмотрели у нас порядка пяти спектаклей. Причем это вовсе не обязательно опера, которую не все приемлют сразу: симфонические концерты, хоровые программы, оперетта, мюзиклы, музыкальные спектакли, балет и балетные постановки — наш театр отличается солидной палитрой театральных работ, и такого широкого спектра нет ни в одном театре города.

— Что еще значительного состоялось в театре оперы и балета в прошедшем сезоне?

— Если говорить о чисто творческом аспекте, то это прежде всего постановка полноценной оперы — «Риголетто» Верди, что мы не позволяли себе сделать довольно давно. На финансирование таких проектов денег абсолютно нет — бюджетного финансирования на эти цели недостаточно, но мы нашли возможность поставить оперу на свои средства. И по размаху «Риголетто» в нашем театре можно сравнить только с «Кармен» — первой постановкой Магнитогорского театра оперы и балета, которой наш театр открылся. И кроме того, наш оркестр впервые выехал за пределы Магнитки с гастролями — мы провели очень удачное выступление в Южноуральске.

— Для кризисных времен вы провели сезон, прямо скажем, неприлично хорошо.

— Однажды один ценитель искусства сказал про оркестр Мариинского театра: они играют так, будто от того, как они играют, зависит их жизнь. К сожалению, в нашем случае эти слова звучат буквально: если мы не будем постоянно двигаться вперед, мы погибнем — и в творческом плане, и в банальном финансовом. Чего скрывать, театр с самого начала был создан во многом из компромиссов, ведь промышленный город типа Магнитогорска не должен иметь театра оперы и балета. Поэтому споры о том, быть нам или не быть, вели задолго до нашего появления. И с тех пор мы постоянно должны доказывать свое право на существование. Артистов, которые работают здесь, всерьез можно назвать героями, потому что цифры их зарплаты называть просто неприлично.

— И все же?..

— Ммм… В среднем это порядка пяти-шести тысяч рублей. Причем, как вы понимаете, это все люди талантливые, и найти работу в другом месте — от преподавания до банальной игры на корпоративах — им несложно. Но они любят театр, поэтому работают здесь. Свое право на существование мы постоянно доказываем полными залами: финальные спектакли сезона, несмотря на жаркое лето, прошли с аншлагами, и это говорит о многом.

— В том числе и о том, что наступает пора коренной реконструкции зрительного зала. Аншлаг в зале на 260 мест — не слишком ли громко сказано?

— Это далекая перспектива, о которой сейчас мы даже не говорим. Да и, знаете, практика оперных театров говорит о том, что по объему и кубатуре наш театр соответствует 90 процентам театров всей Европы. И артисты, приезжающие к нам из Европы, говорят, что это чисто европейский театр и по архитектуре, и по другим составляющим — включая, кстати, и профессионализм труппы. Другое дело, что театр надо оснастить, ведь наше оборудование — и звуковое, и световое — соответствует 70-м годам — это нонсенс! Синтетических жанров становится все больше — хотя бы потому, что у нас не будет отдельных театров оперы и оперетты, все ставится на одной сцене, и подбор артистов идет универсальный, чтобы они могли петь и оперу, и оперетту, и даже эстраду, потому что, как ни крути, одни любители оперы нас не прокормят. А хорошее оборудование — это решение проблемы больших, тяжелых и дорогостоящих театральных декораций, которые мировая практика везде заменила светом и проекцией. Да, это сложно и дорого, но уж если так исторически сложилось, что театр оперы и балета в городе существует, он должен соответствовать мировым тенденциям и идти в ногу со временем. Наш театр — это, не побоюсь громких слов, достояние Магнитогорска — хотя бы потому, что возник он не просто так и не в пустыне, а сложился на мощнейшей базе: весь ход музыкальной культуры Магнитогорска подготовил нас к тому, что здесь сложилась благотворная среда для образования театра. И городские власти, большие предприниматели, меценаты, мне кажется, должны это понимать. Кого сейчас удивишь наличием в промышленном городе торгово-развлекательных комплексов или множества автосалонов? А вот театр оперы и балета — его по-настоящему визитная карточка. Это завоевание, которое необходимо сохранить и дать возможность развиваться, тем более что творческий потенциал для этого есть. Следующий год для нас вдвойне юбилейный: 15 лет самому театру и пять лет его главному фестивалю «Вива опера». И у нас большие творческие планы — в том числе в сфере сотрудничества с теми же городскими вузами. У нас есть проект поставить полноценный мюзикл силами студентов МГТУ — провести среди них кастинг, обучить хореографии и вокалу — это, опять же, неизмеримо повысит интерес к подобным действам со стороны подрастающего поколения.

— Подрастающее поколение — это ведь не только студенты. Я знаю, что театр активно работает для детей.

— Да, мы второй год проводим праздник ко Дню защиты детей, и наше мероприятие выгодно отличается от праздников в других организациях. Вообще, странно наблюдать, что День защиты детей воспринимается в узком плане — накормить пирожными и позаниматься спортом. Мы же трактуем его и как культурную защиту детей от тех негативных влияний, которые оказывает на них улица. В частности, проводим концерты, где выступают самые талантливые дети Магнитогорска — они играют с симфоническим оркестром нашего театра. Представляете, что останется в душе ребенка, который солировал в концерте с настоящим симфоническим оркестром?

— Если вернуться к опыту Европы — а вы настаиваете на том, что Магнитогорский театр оперы и балета — это именно европейский масштаб, там очень популярны так называемые выносные концерты: когда прямо в сквере, прямо на траве весь город усаживается на пледы с детьми и бутербродами и внимает оркестру, играющему на открытой сцене…

— У нас был и такой опыт. Конечно, ремонт дорог и посадка клумб — стоящее дело. Но ведь цветы нужно посадить и в души людей, живущих в нашем довольно жестком металлургическом городе. И мы решили взять на себя эту инициативу: в прошлом и позапрошлом сезонах мы в нашем отреставрированном парке сделали подиум, и в субботу там играл оркестр. Приходили люди, танцевали — это были вальсы, фокстроты, мы проводили благотворительные концерты на улице… И сейчас многие спрашивают, почему мы прекратили эту практику. Сами подумайте: благотворительные концерты все-таки означают, что артисты работают в них дополнительно, и их работа, разумеется, должна быть оплачена. Потому что одно дело — показать, что мы это можем и хотим делать, и совсем другое — когда подобные концерты выходят на регулярную основу. Один год администрация помогла найти спонсоров — и оркестр работал. Потом иссяк финансовый источник — и прекратились концерты. Нам очень жаль, поскольку не так уж дорого они обходились, но положительных впечатлений горожанам приносили массу. Будем стараться, чтобы администрация нашла возможность возобновить подобный опыт.

Текст: Рита ДАВЛЕТШИНА

Фото: Евгений РУХМАЛЕВ

Публикация: Газета «Магнитогорский металл», 14.09.2010.

Новости

06.11.2018

Фестивальные дни с 29 ноября по 7 декабря соберут в нашем городе талантливых исполнителей, выступающих в жанрах оперетты и мюзикла. Они приедут из разных уголков России, и будут представлять Новосибирский музыкальный театр, Барнаульский и Екатеринбургский театры музыкальной комедии, Челябинский  и Магнитогорский театры оперы и балета.

27.05.2016
Муниципальное бюджетное  учреждение культуры "Магнитогорский  театр оперы и балета" включён в Национальный Реестр «Ведущие учреждения культуры России».