Р. Давлетшина "Дышать в унисон с публикой..."

Прошедший фестиваль показал, что уровень магнитогорского театра и его зрителей нисколько не уступает европейскому.

В очередной, пятый по счету, раз участники и гости международного фестиваля оперного искусства «Вива опера!» попрощались друг с другом, но обещали встретиться в Магнитогорске вновь.

Этот фестиваль был ответственным. Во-первых, юбилейный — пятый. Во-вторых, в юбилейный год — в марте Магнитогорскому театру оперы и балета исполнилось 15 лет. В-третьих, потому что фестиваль — это подарок театра самому себе: на большее не хватило ни денег, ни сил. Ну, и в-четвертых, потому что именитые гости съехались в Магнитогорск по традиции почти что за «спасибо» — платить гонорары, положенные им по статусу, у театра просто нет возможности.

— Гонорар звезды Мариинского театра Виктора Черноморцева в Европе составляет от семи до десяти тысяч евро за концерт, — делится профессиональными секретами директор Магнитогорского театра оперы и балета Илья Кожевников. — У нас он поет за тысячу, причем два концерта и спектакль. И приезжает сюда второй раз…

Кроме Виктора Михайловича, Магнитогорск в этом году посетили бывшие магнитогорцы Елена Михайленко, солистка столичной Геликон-оперы, блиставшая в «Евгении Онегине», ее коллега по театру Елена Семенова, которую бывшие земляки смогли оценить в концерте, и Ирина Морева, по окончании Магнитогорской консерватории покинувшая Магнитку ради Москвы — на фестивале она исполняла роль Микаэлы в «Кармен». По словам всех девочек, на сцену Магнитогорска они выходили с особым волнением, зная, что в зале не только друзья, но и бывшие преподаватели, и произвести на них впечатление, пожалуй, важнее, чем мнение столичной публики.

Из особо «приглашенных» звезд на пятый фестиваль «Вива опера!» -солист Геликон-оперы, заслуженный артист России Игорь Тарасов, исполнивший  Евгения Онегина, и солист Санкт-Петербургского Мариинского театра Сергей Семишкур, спевший Ленского. В качестве «специй» были «поданы» итальянцы — лауреаты международных конкурсов Паоло Бертолуччи, представивший магнитогорцам Дона Хосе в «Кармен», Камилло Факкино, исполнивший роль Герцога в «Риголетто», и сама Кармен — Сильвия Бельтрами. Ну, и из «тяжелой» артиллерии — мировая звезда, солист Мариинского театра Виктор Черноморцев. Несмотря на принципиальную установку организаторов каждый год обновлять состав участников, Черноморцева пригласили снова — уж больно фигура для мировой оперы значимая.

Итальянцев и Черноморцева представили журналистам на второй пресс-конференции, устроенной организаторами фестиваля для магнитогорской прессы. Не в обиду хозяевам, кособокой получилась беседа — да, собственно, и не их в том вина. Просто итальянские мастера бельканто почти совсем не говорили по-английски. А переводчиков с итальянского в Магнитогорске просто нет. Молоденькие переводчицы с английского бледнели и краснели, по десять раз кряду переводили один и тот же вопрос — но понимание так и не случилось. Так что больше вопросов, собственно, им и не задавали.

Виктор Черноморцев ответил на вопрос, почему он приехал еще раз, в присущем ему ласковом стиле:

— Мне здесь нравится: нравится теплая, почти родственная атмосфера фестиваля, нравится театр, то, что он не стоит на месте, не варится в собственном соку, постоянно развивается и ищет новые пути творческого становления. У меня сложились теплые дружеские отношения с директором театра Ильей Сергеевичем. И потом, я просто выполнил свое обещание, данное ему несколько лет назад. Тогда он позвонил, рассказал о том, что ставит «Риголетто», я пообещал приехать и спеть. Так и получилось.

О-о-о, какой это был Риголетто! Я много читала о Черноморцеве, об экспрессивной манере исполнения, умении не просто держать зрителя — по-настоящему манипулировать его чувствами. Но, даже подготовленная морально, не смогла противостоять напору, который лился со сцены: своими мощными вокалом и энергетикой он с первого звука буквально пригвоздил каждого к креслу. Зрители в ответ подарили артисту самые горячие овации. Не остался в долгу и сам Черноморцев.

— Мне нравится ваша публика — она чутко реагирует на артиста. Это дорогого стоит. Особенно, знаете, есть такой момент, когда, скажем, берешь паузу и немного как бы передерживаешь ее. В этот момент устанавливается особенная тишина — какая-то звенящая, и нервы у зрителей натянуты, напряжение буквально висит в воздухе — ты прямо физически ощущаешь, как «держишь» публику — и тут «отпускаешь» ее, и чувствуешь, как она расслабляется. Это высшее наслаждение для артиста — дышать в унисон с публикой. Ваша публика как раз такая.

Еще чем славится Виктор Черноморцев — большой любовью к русским романсам. У него есть программа, которая пользуется огромным успехом в России и просто бешеным — в Европе, обожающей душевные русские песни. В Петербурге ему аккомпанирует Императорский оркестр народных инструментов. В Магнитогорске на сцене консерватории он представил вечер романсов с ансамблем народных инструментов.

— Честно говоря, узнав, сколько стоят билеты (от 300 до 700 рублей. — Прим. авт.), я не верил в аншлаг, — откровенничал потом с коллегами руководитель ансамбля Петр Цокало. — Но когда увидел забитый зал, почувствовал настоящее наслаждение. Надо ли говорить, что концерт прошел просто блестяще!

А вот итальянцы в этот раз не блеснули — и даже, можно сказать, разочаровали — и теноры, и меццо-сопрано. Герцог — Камилло Факкино — в «Риголетто», хоть и пел замечательно и даже срывал «браво!», не затмил ни наших артистов, ни уж тем более Жана Луко Пазолини, блиставшего в «Риголетто» в прошлом году. А между тем, Факкино считается одним из самых перспективных артистов итальянской оперы. Дон Хосе в исполнении Паоло Бартолуччи имел, честно говоря, не очень приятный тембр, хотя с характером героя справился блестяще — тут уж не поспоришь. Да и сама Кармен не произвела впечатления: Сильвия Бельтрами показалась немного неуклюжей, совсем не страстной, кроме того, имела один явный недостаток — много лишних мелких движений руками.

— Согласен с вами, — замечает Илья Кожевников. — Причем они считаются исполнителями хорошего европейского уровня, все побеждали в международных конкурсах, и не по одному разу. К примеру, у Сильвии есть несколько контрактов с европейскими странами, и ее гастроли расписаны на два года вперед. Нам ее посоветовала наша бывшая землячка, замечательная вокалистка Лена Баканова, которая сейчас живет и работает в Италии. Причем сказала, что нужно приглашать Сильвию именно сейчас, поскольку потом ее будет невозможно «поймать» между гастролями, поскольку продвигать ее творчество в Европе серьезно взялись сразу два промо-агентства. Конечно, я много ожидал от теноров, поскольку именно тенорами славится Италия. Но — немного разочаровался.

Отдельный предмет разговора — цена билетов на оперу в рамках фестиваля. Они были дороги: вход в зал театра оперы и балета стоил полторы-две тысячи рублей. Но все шесть концертов состоялись при полном аншлаге -продали даже все приставные места.

— И это, считаю, лучший показатель того, что фестиваль состоялся, — не без гордости комментирует Илья Кожевников. — Потому что говорить можно много и красиво, но зритель голосует рублем: нравится ему — тратит деньги, не нравится — оставляет при себе. Наши зрители потратили.

Надо сказать, что изначально целью фестиваля не было зарабатывание денег: на «ноль» бы выйти — и то хорошо. Фестиваль вышел на новый уровень в рекордно короткие сроки:

— Уже на четвертом году жизни сделали прибыль, — говорит Илья Кожевников. — Небольшие деньги, но это была настоящая победа. В этом году прибыль удвоена — и по числу зрителей, и по собранным с продажи билетов средствам.

Поверьте, это не просто внутренняя информация театра. Вполне возможно, что когда-нибудь заработанные средства будут единственным источником финансирования фестиваля «Вива опера!» — несмотря на, казалось бы, обилие спонсоров и друзей. Выделение денег идет, что называется, со скрипом. В этом году, к примеру, только город смог выделить триста тысяч рублей. Вдумайтесь: всего триста тысяч!

— Честно говоря, когда коллеги из других театров спрашивают, во сколько обходится фестиваль, стыдно называть эти цифры, — смеется Илья Кожевников. — Представить, что подобные мероприятия обходились их организаторам меньше, чем в миллион, просто невозможно! Так что сделанное в рамках выделенных средств, можно без ложной скромности прокомментировать так: безумству храбрых поем мы песню! Конечно, приходится крутиться как белка в колесе. Сами встречаем гостей, провожаем, если нужно, везем в Челябинск, сами кормим, зачастую у себя дома — в буквальном смысле. В прошлом году, к примеру, моя мама лепила итальянцам пельмени, от которых те были в каком-то восторженном шоке. Вывозим гостей на природу, экскурсии по городу — словом, создаем максимально комфортные условия, компенсируя тем самым минимальные гонорары. Но артисты и сами понимают, что мизерные деньги — не оттого, что мы такие скряги — просто нет возможности заплатить больше.

— Понятно, что, уже приехав к нам, артисты понимают, что им тут хорошо, и приезжают вновь — даже на минимальный гонорар. А были ли случаи отказа? — вы, мол, Илья Сергеевич, человек, конечно, хороший, но совесть надо бы иметь…

— (Смеется.) Мы никогда не выходим на артиста «в лоб» — идем лисьими тропами через знакомых. Тот же Виктор Черноморцев, который ничего не слышал о Магнитогорске и фестивале, на мой прямой вопрос озвучил бы свой обычный гонорар. Поэтому вышли на него через знакомых в Мариинке. Нас отрекомендовали — и отношение стало снисходительным. В этом году я хотел пригласить «раскрученного» тенора Мариинки Ахмеда Агади. Он попросил по-дружески три тысячи евро. А на ответ: «У нас есть только тысяча» — сказал как настоящий восточный человек: «Нам этих денег даже в ресторан с тобой сходить не хватит».

— Начальник управления культуры городской администрации Александр Логинов озвучил планы в будущем году «впихнуть» фестиваль в областной бюджет.

— Да мы с самого начала пытаемся туда «впихнуться». Но, к сожалению, пока удалось лишь однажды получить 150 тысяч рублей — и все. Понимаете, в Челябинске свои театры. А своя рубашка, сами понимаете, ближе к телу. Конечно, обидно, что, наполняя областной бюджет почти на треть, Магнитка не имеет в ответ ничего на культуру.

— Вы уже продумываете фестиваль будущего года: имена, новые постановки?..

— Честно говоря, даже не могу сказать, состоится ли будущий фестиваль — все зависит от финансирования. Мы уже «раскрутили» фестиваль, даже начали получать пусть небольшую, но прибыль. Ее хотелось бы потратить на вознаграждение поистине геройского коллектива театра, который пока работает исключительно во благо искусства. Безусловно, фестиваль надо сохранить: это наше детище, рожденное, всхоленное и уже практически взрощенное. Опять же, «Вива опера!» — единственное крупное культурное мероприятие в городе. Был фестиваль «Театр без границ», была «Другая реальность» — но они канули в лету, остались мы одни. Пока. А имена — конечно, они есть: хочется все же уговорить того же Ахмеда Агади. Ольга Сергеева давно у нас не была (бывшая магнитогорская певица, сейчас она звезда Мариинки. — Прим. авт.).

— Но вы-то сами как считаете: нужна ли Магнитке «Вива опера!»?

— Безусловно, нужна. И именно провинциальному промышленному городу. Чтобы было, чем дышать — в смысле культуры. Тем более не могу не отметить, что уровень театра и его труппы нисколько не уступает европейскому. Мой друг в прошлом году посетил оперный фестиваль в Зальцбурге, где слушал «Риголетто». Так вот он сказал, что по уровню наш спектакль вполне сопоставим. Или, возвращаясь к итальянским певцам, приглашенным на «Вива опера!»: да, с одной стороны, было небольшое разочарование, с другой — обрадовался тому, что наши-то не хуже, а порой и лучше. И хорошо — хоть самооценка наших солистов поднимется. А то ведь правы были Игорь Тарасов и Сергей Семишкур, отметившие, что есть у нас традиция самоуничижения. Интеграция Магнитогорского театра оперы и балета в общемировые культурные процессы происходит. И это обогащает нас, дает силы и желание развиваться дальше.

P. S. Итак, фестиваль закончился, гости разъехались, руководство театра подытоживает впечатления… А у горожан, в очередной раз соприкоснувшихся с прекрасным, останутся воспоминания — в том числе восторга. И масса надежд на будущий год: что весной они обязательно наденут самые свои нарядные костюмы и отправятся священнодействовать — слушать оперу.

Текст: Рита ДАВЛЕТШИНА

Фото: Евгений РУХМАЛЕВ (25 фото)

Публикация: Газета «Магнитогорский металл», 30.04.2011

Новости

15.01.2018

Изменения в репертуаре!

Уважаемые зрители! Обращаем ваше внимание, что в репертуаре января произошли изменения:

26 января вместо оперы «Сельская честь» будет показана опера «Паяцы».

Приносим свои извинения за доставленные неудобства. Надеемся на ваше понимание!  (Все билеты действительны).

 

27.05.2016
Муниципальное бюджетное  учреждение культуры "Магнитогорский  театр оперы и балета" включён в Национальный Реестр «Ведущие учреждения культуры России».